Ветреность обычно считается не самой лучшей характеристикой – и не важно, идет ли речь о погоде или о человеке, но в случае с нашим героем ветреность приобретает особенный, веселый, оттенок. Геннадий Ветров – известный юморист, писатель-сатирик и артист – готов поделиться секретами «правильной ветрености» в своем театре «Ветреные люди», на страницах книг, в музыке, а также в нашем интервью.  

- Геннадий, ветреность порой синонимична переменчивости. Вы часто меняли дома и места жительства?

- Моя жизнь наверное очень напоминает жизненный путь Алёши Пешкова, Максима Горького то есть (смеется). И началась она с рождения в малометражной квартире в бараке, где проживало девять человек на 20 кв. м. И было это в Донецкой области Украины, в городе Макеевке (800 тыс. жителей). Недавно, кстати, побывал в родных местах: наш барак снесли под стоянку, а остальные бараки стоят, как и прежде, и люди  живут там до сих пор! Как будто в машину времени попал. Сразу по ощущениям вернулся в 5-летний возраст, когда мы из этого барака выезжали в свою новую трехкомнатную квартиру на первом этаже пятиэтажного дома. Это было эпохальное событие. Что-то невероятное. Там у меня появилась своя комната. Я взрослел, поступил в институт по специальности теплогазоснабжения и вентиляции. Там мы  с друзьями организовали свой ансамбль – ВИА «Орион» - и  стали мегапопулярными в своем городе, выступали на всех значимых мероприятиях. И только потом, уже после службы в армии, я поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино на курс эстрады Исаака Романовича Штокбанта. В Ленинграде я 10 лет жил по съемным «коммуналкам», и еще 5 – в своей. Подробнее об этом периоде и всех бытовых перипетиях можно прочесть в моей книжке «Проветривание», которая вышла 3 года назад.

- Почему Вы жили не в общежитии?

- На наш курс поступили люди со всего Советского Союза, а по квоте можно было взять только трех иногородних. И Исаак Романович сказал нам: «Я не виноват, что едут талантливые люди со всех регионов, не могу же я вам отказать в обучении. Не требуйте общежития, чтобы не подставлять меня, иначе езжайте домой. Живите где хотите». Вот мы и жили. Где могли.

Сначала я снимал даже не комнату, а угол, огороженный ширмой. Там помимо соседской семьи в квартире еще жили и мыши с тараканами. Прежде чем войти в ванную, нужно было пнуть дверь ногой, чтобы тараканы ссыпались в ванну, после чего их нужно было быстро смывать, чтобы они не выбрались наружу мстить. Этих «животных» я знал и раньше, а вот с кем не был знаком, так это с клопами, которые оказались очень кусачими организмами. Я ложился спать в спортивном костюме и скотчем обматывал манжеты, чтобы туда не могли заползти клопы. Закончилось тем, что один раз я прихожу домой, а хозяйка квартиры говорит, что дети из интерната «принесли вшей».  Это стало последней каплей. Я ушел и вернулся только через месяц за вещами и документами. Потом жил в одной квартире с несколькими семьями. Чистота была идеальная, но возникла проблема – крысы из подвала. Я засыпал битым стеклом все щели и под все плинтусы засунул  металлические пластины. Когда крысы подобрались к ним вплотную, я переехал в квартиру напротив института. Огромная комната в коммуналке, но мне при заселении сказали, что есть только одна неприятность - клопы. Но мне это уже казалось ерундой. Отодрал обои, заглянул под диван, а там их тьма. Мы посмотрели друг на друга, как старые знакомые. Но я уже точно знал, что делать! Купил «Дихлофос» и максимально обработал всю комнату, закрыл и ушел. Через неделю вернулся и встретил армию жителей коммуналки, которая кричала: «Ты что делаешь, агрессор? Хоть бы сказал, где тебя искать. Ты кого выкурить хотел? Клопов или все живое»? Зато я до сих пор с ними дружу. Говорят, что никакой живности с тех пор не появилось. Там настолько все пропиталось, что даже коты не выдерживают – сбегают.

Потом я снял другую комнату. Соседи - алкоголики и драчуны. Что ни день, то драка. Но, к моей радости, дрались они только между собой. Однажды раздается звонок в дверь. На пороге стоит симпатичная девушка и спрашивает: «Что вы здесь делаете»? А я ей игриво так: «А вы что здесь делаете? Заходите на чай». Она глянула на меня строго: «Парень, здесь открытый очаг туберкулёза!» Через пять минут меня в этой квартире уже не было!

И вот, после всех мытарств я получил свою комнату в коммунальной квартире. Выбрал лучшую из тех, что предлагали. На улице Достоевского. И квартирка соответствовала названию улицы – во всяком случае, не ремонтировалась с тех времен. Но площадь была нормальная, потолки высокие. Когда я, наконец, встретился с будущей женой - Кариной Зверевой, она спросила меня: «Почему ты живешь в таких условиях, ты ведь нормально зарабатываешь»? Я и подумал: «Действительно, почему»? Мы скопили денег и купили небольшую квартиру в центре Петербурга, в доме 18 века. Была в ней интересная особенность – санузел  располагался посередине, а комната его окружала. Оказалось, что в 18 веке это была пристройка для прислуги. К прислуге, видимо, относительно не очень хорошо, так как  высота стен и потолков везде была разная. В одной части комнаты 2 метра, в другой - 1,8.  Строители не поверили, что мы не пьем, когда мы им об этом рассказали. Там мы прожили несколько лет, наслаждаясь исключительно позитивной энергетикой.

Был и другой шанс приобрести недвижимость. Шел 1992 год. Меня пригласил на гастроли в США, по тем временам - серьезный денежный контракт, 3 тысячи долларов. Из Питера тогда выезжала вся интеллигенция, и за эти деньги можно купить 3-комнантную квартиру с мебелью в центре города. Я подумал, что как только вернусь в Россию, обязательно ее куплю. Но тысяча разошлась весьма быстро прямо в США, осталось две. Я подумал: «Ну, ладно, куплю «двушку» и район будет похуже». И тут прямо перед отъездом из США я вижу за 1,5 тысячи долларов S- VHS видеокамеру. Купил. Нашел себе житейское оправдание: без лениградской прописки купить квартиру было бы очень сложно. А с камерой я мог снимать все гастроли. Не купил тогда жилье, но и не жалею. Все шло своим чередом: сейчас есть и жилье, и воспоминания. 

- А где Вы жили после переезда в Москву?

- Опять пришлось снимать квартиры 2 года. И тут не обошлось без забавных ситуаций. Арендую первую квартиру в Москве, спрашиваю: «Тараканы есть»? Хозяйка отвечает: «Есть, но дохлые». Ладно, поверил. В первую ночь слышу: «Шур-шур», захожу в ванную, а там тараканы зубные щетки местами меняют. Спрашиваю у хозяйки: «Что ж вы стразу не сказали про тараканов»? А она: «Ну вы как творческие люди должны знать, что тараканы – к деньгам». Потом еще 3 съемные квартиры сменили в Москве. В конце концов, решили занять денег и купить свое жилье. Очень приятно было, что занимали нам даже те, кто зарабатывал не так много, например, моя костюмерша Лена. Также и коллеги из Аншлага скинулись – Регина Дубовицкая, Елена Воробей, Юра Гальцев. А мама моего друга Жени Мясникова, Наталья Тимофеевна, даже сняла со срочного вклада деньги, чтобы занять их мне. В итоге всем миром, с помощью людей, которые искренне хотели помочь, купили квартиру в новостройке в Новогиреево. Когда приехали смотреть квартиру зимой, меня поразил вид из окна на Кусковский парк:  снежное поле, взгляд за горизонт. Спрашиваю у продавца: «Это поле не застроят»? Он отвечает: «Нет». «Точно-точно?», - переспрашиваю. «Точно, - уверяет он меня. - Это озеро».

Как въехали, сразу провели новоселье, ведь многие люди заняли нам, и нужно было показать, что мы действительно купили квартиру, а не прогуляли (смеется). А денег на ремонт уже не осталось. Чтобы хоть как-то облагородить пространство, мы краску прямо на бетон нанесли. К нам на новоселье пришли известные артисты, сидели на ящиках за столом из межкомнатной двери. В качестве подарков мы попросили их написать на стене что-нибудь.

- Фотографии стены сохранились?

- В то время были пленочные фотоаппараты, и пленка фотографиями стены действительно где-то лежит, ждет своего часа, как и пленки из гастролей, поездок. Когда отойду от дел, проявлю их все разом и буду смотреть, вспоминать свою молодость.

- Что для Вас значит дом? Расскажите о нем.

- Дом – это место где ты как обнуленный аккумулятор начинаешь медленную подзарядку. Моя маленькая уютная квартирка всегда вселяет в меня жизнь и  вдохновляет на творчество.  И пусть площадь всего жилья не очень большая, зато кухня довольно просторная и нестандартной из-за эркера формы. Балкон я утеплил и объединил с квартирой. Так кухня стала самым притягательным местом в доме с большой площадью и шикарным видом, и, хотя готовим мы редко, здесь и происходит вся основная жизнь. Глянешь в окно, и сердце радуется. Так как опознавательных знаков типа Эйфелевой башни нет, можно включить воображение и представлять разные города и страны – то ты пригороде Парижа, то смотришь с высоты Нью-Йоркской башни.  Только смотреть надо одним глазом, иначе второй заметит вывеску «Административный округ Вишняки».

- А что видно за окном на самом деле?

- Видна бывшая усадьба Шереметьевых с прудом. Я живу на аллее Жемчуговой, актрисы, которая стала музой и любовью всей жизни графа Николая Петровича Шереметева. Безумно романтическая и трагическая история. По легенде, Шереметьев дал Прасковье Ковалевой, своей крепостной и по совместительству приме частного театра, псевдоним Жемчугова, когда на берегу этого самого озера нашли раковину с маленькой жемчужиной. Девушка была безумно талантлива и имела восхитительный голос, не влюбиться в нее было сложно. Граф не устоял, и Прасковья ответила ему взаимностью, но влюбленные не могли быть вместе – нравы того времени не позволяли особе, приближенной к императорскому Двору, жениться на своей крепостной, да еще и актрисе – профессия считалась непристойной, артистов даже хоронили только за церковными воротами. Неизвестно, каким образом, но Шереметьев все-таки выпросил у императора разрешение на эту свадьбу, возмутив весь высший свет, который этого оскорбления так и не простил. Через 3 года после венчания Прасковья умерла при родах, и граф Шереметьев остался один и безутешен. В память о любимой жене он построил Странноприимный дом, где могли получить помощь сирые и убогие. Такая вот история.

И в этом легендарном месте я прогуливаюсь, наслаждаюсь свежим воздухом, дышу. Сейчас мэрия облагораживает парк, и теперь он выглядит не хуже, чем «заграничная заграница»: деревья аккуратные, газончики летом, все подсвечено, ухожено. В такой атмосфере и люди меняются: никто не отдирает лавки, не пишет «Здесь был Петя». Летом с удовольствием катаюсь по парку на роликах или на новом велосипеде Cube – его мне подарили во время моего выступления в Германии поклонники Александр и Владимир .Сейчас мы с ними дружим.  Они эти велосипеды производят.

- Вы любите природу?

- Я скорее городской человек, но со временем всех начинает тянуть к земле. С возрастом ловишь себя на том, что тебе нравится копошиться если не на грядке, то рядом! Что-то выращивать. Я не исключение, не удержался, приобрёл участок чуть подальше Химок, сейчас строим дом.

- А как Вы находили недвижимость в Москве – и для аренды, и для покупки?

- Сначала, конечно, искали варианты для аренды через риелторов, но нам показалось, что это не продуктивно. Поэтому стали искать через знакомых, но поскольку знакомых в Москве не было, то пришлось все равно вернуться к плану с риелторами. Постепенно сдружились с несколькими, и все вопросы в дальнейшем решали через них, поэтому с мошенничеством на этом рынке я никогда не сталкивался. Но в это лето они уехали, а мне порекомендовали Елену Борисовну Валееву, генерального директора CENTURY 21 Светлый Град. Считаю, что в таких вопросах стоит доверять советам друзей. Даже если совершаешь не глобальные сделки, с недвижимостью нужно быть предельно внимательным. Все мы по большому счету работаем на жилье – это, как правило, самая дорогая покупка за всю жизнь. Я не пожалел, что прислушался к друзьям – Елена оказалась не только профессионалом, но и творческим человеком (Елена Валеева в прошлом году участвовала в творческом фестивале «Вдохновение» с прозаическими произведениями – прим. ред.). Теперь я ее тоже кому-нибудь порекомендую. Главное – это слушать советы друзей, которые уже столкнулись со сходной проблемой и успешно ее решили. 

- Геннадий, мы долго готовились к этой встрече. Вы были на гастролях?

- Да, случились незапланированные гастроли по дачному огороду родственников (смеётся). На самом деле был в Карловых Варах. Совмещал там приятное с полезным – и пару концертов дал, и отдохнул.

- Вы часто бываете в Чехии?

- Да, довольно часто. Благо, там живут друзья, так что есть, к кому приезжать. Они в 90-х купили в Чехии полуразрушенную конюшню. Часть переделали в жилье, а вторую оставили в исходном виде. Очень люблю бывать в Карловых Варах – атмосфера просто чудесная, в воздухе настолько отчетливо чувствуется отдых, что, кажется, его даже можно потрогать. Ну и, конечно, очень приятно встречать соотечественников и персонал, который говорит по-русски. Карловы Вары меня вдохновили – там я неожиданно даже для себя начал рисовать. И под каждым рисунком подписывал четверостишие. Получилось около 700 таких набросков, я собрал их вместе, назвал «Хулигански тетради». Эта книга должна выйти в издательстве ЭКСМО в середине ноября.

- Сами не планируете приобрести недвижимость за рубежом?

- Нет, не собираюсь. Как настоящий хохол (смеётся) я считаю, что лучше на халяву приезжать в гости к тем, кто заграницей уже обустроился и будет рад видеть старого друга. Но, если говорить

серьёзно, то  меня останавливает множество проблем и обязательств, встающих перед  тем, кто хочет приобрести недвижимость: налоги, содержание дома. Да и смысл это имеет, только если ты сможешь все свободное время проводить там или жить хотя бы один сезон в году. Ну, или семью на полгода отослать. А так лучше ездить в гости и в отпуск в разные страны, повидать мир.

- А есть ли у вас любимые страны для отдыха?

- Да, есть явный фаворит, это Швейцария. Я там даже жил год на гастролях.  Очень позитивная, красивая и спокойная страна, и Европа во все стороны простирается. Еще нравится Финляндия, а последнее время открываю для себя Чехию. В плане моря, очень нравится Турция, там прекрасное соотношение цены и качества – познакомился с этой стране еще на заре открытия туристических поездок россиян заграницу. Тогда я работал на телевидении, а друг как раз начинал свой туристический бизнес. Он предложил мне съездить с ним в Турцию и снять на мою камеру отели и курорты. Мы, конечно, тогда были в полном шоке от уровня обслуживания, отношения, качества проживания – для меня это было одно из первых путешествий заграницу. Тогда-то я и взял на  карандашик все эти отели, чтобы в будущем отдохнуть в каждом. Так и получилось. Мне нравится на Эгейском побережье Турции: на берегу песок, пальмы, но при этом не пусто и много зелени, можно спрятаться в тени. Одновременно находишься и в саду, и на море. Единственный недостаток – море довольно прохладное, но сам сервис и атмосфера все восполняет с лихвой.

- Геннадий, за время гастролей и путешествий Вы наверняка не понаслышке познакомились с гостиницами разного уровня. Как на фоне заграничных отелей выглядят  наши номера?

– Да, в каких только гостиницах я не жил. Но сейчас уровень жизни в российских отелях меняется в лучшую сторону, это дает повод порадоваться за родину. Хотя, конечно, сервис разнится от региона к региону. В маленьких городках России и в Беларуси сотрудники гостиниц вышколены, полулюксы и люксы там весьма достойные. Иногда бывают такие большие номера, что даже эхо не возвращается. Хотя мне, наверное, сложно судить совершенно объективно, ведь люди в гостиницах меня узнают, и поэтому всегда относятся позитивно. Но все-таки встречается и непробиваемый персонал. Например, в пригостиничных ресторанах я порой прошу сделать простой салат, которого нет в меню. А они отвечают: «Сделать-то мы можем, но посчитать его не получится». Я говорю: «Ну, пробейте его как какое-нибудь другое, явно более дорогое, блюдо». «Нет, - говорят, - давайте будем ближе к меню. Так для всех будет лучше»! И радует то, что при этом все искренне улыбаются!

- А сами часто принимаете гостей?

- Тут скорее подходит выражение «Редко, но метко». Я избирательно гостеприимен, с удовольствием вижу у себя в гостях тех, с кем совпадает энергетика. Я фанатик: мое хобби – это моя работа, и поэтому гости у меня подбираются с похожими взглядами и приоритетами. В основном круг моих друзей расширяется географически, а дом – это скорее место для отдыха и творчества. 


Журнал о недвижимости CENTURY 21, №34, ноябрь 2012